Форум » » Книги: Наработка на отказ&Ватерлиния » Ответить

Книги: Наработка на отказ&Ватерлиния

Master: Обсуждаем

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Mendoza: Ватерлиния скорее даже не только фанастический роман,но и философский, дающий много возможностей для размышлений.

Master: А в чём там-то философичность? На мой взгляд именно в «Ватерлинии» наибольший упор делается на «декорации» и сюжет.

Mendoza: Мне тоже так сначало показалось.Но иногда нужно смотреть между строк.

Master: И что же ты углядел?

М111: Вода там между строг. Много-много соленой воды. Больше ничего.

Master: Зачем же так радикально? Ещё планктон... Да нет, с философией в «Ватерлинии» всё в порядке. Просто в других книгах Громова с ней намного лучше. По-моему.

А.Громов: Ну что, создадим реестрик по произведениям Громова: сколько в каждой его книге философских идей? Оставьте эту работу тем, кому за нее деньги платят. И будет всем счастье.

Маленький Скорпион: По правде сказать, по части философских идей НнО/Вл мне не очень нравится (о вкусах, конечно, не спорят...). Но по стилю, по действию... Описание наступления на Капле («Тишина, готовая расколоться...» и далее по тексту) - это нечто! Громов посрамил толпу профессиональных авторов боевиков одним этим фрагментом.

mendoz@: Насчёт солёной воды это классно подмечено. А стиль и действие это конечно хорошо, но порой у меня самого начинала раскалываться голова в ожидании того, когда эта тишина расколется.

CaRRibeaN: Данную дилогию читал достаточно давно, подзабыл уже сюжетец, однако главное ощущение осталось - невнятность. Да, и НнО и ВЛ просто набиты великолепными образами научной фантастики, с великолепным ощущением чужих планет. Читаеться взахлеб, именно из-за образов. Но... эти образы просто понаброшенны, сюжет имхо слабоват. Или я чего не понял, и там есть философия которая это все склеивает? Взять особенно ватерлинию - ну течет история человека, который вроде нечеловек, и что? А вот то как там описанн мир, Поплавок и подлодки - за это отдельное спасибо. Я к чему. Надо ли понимать, что эти книжки - болезнь и счастье молодости - так сказать бумажное отображение мышления образами фантастическими? Или... как?

А.Громов: CaRRibeaN пишет: цитатаЯ к чему. Надо ли понимать, что эти книжки - болезнь и счастье молодости - так сказать бумажное отображение мышления образами фантастическими? Или... как? «Наработка на отказ» -- просто-напросто первый мой роман. Вряд ли очень удачный, но я его люблю. Именно в работе над ним я впервые ощутил себя писателем, а это многого стоит. «Ватерлиния» -- просто сиквел с сознательной попыткой привлечь читателя не сюжетом, не идеей, не языком, а всего лишь антуражем. Такого рода эксперименты не могут кончиться удачей. В лучшем случае получится вещь не окончательно провальная. Планировался и третий, завершающий роман, но он, по-видимому, никогда не будет написан. Время ушло.

Олег Л: Критический тон ветки просто подтолкнул меня к тому, чтобы еще раз перечитать эти книжки. Сегодня приступаю. Прочитаю - расскажу.

Олег Л: А.Громов пишет: цитата«Наработка на отказ» -- просто-напросто первый мой роман. А что было написано/опубликовано до «Наработки» в малой / средней форме? Пару примеров, пжлст. Не могу вспомнить с какой вещи начал воспринимать А.Громова как А.Громова (персонифицированно). Подозреваю, что с публикации в «Еслях» «Уступчивых», но наверняка что-то читал и раньше.

А.Громов: «Наработка на отказ» была впервые опубликована в «Уральском следопыте» в 1994 г. До этого я мог похвастать только одной публикацией: рассказ «Текодонт» был опубликован в «ПиФе» («Приключения и фантастика», газетное приложение к журналу «Уральский следопыт») в 1991 г. немыслимым по меркам сегодняшнего дня 70-тысячным тиражом и к тому же в почетном соседстве с Валерием Брюсовым и Урсулой Ле-Гуин. Ходили также слухи, что ранний вариант «Текодонта» был пиратски напечатан в газете «Клуб любителей зарубежной фантастики» без указания авторства. Если это правда, то начинал я как анонимный зарубежный фантаст.

Олег Л: Тогда, скорее всего, «Уступчивые» («Не ложися на краю») были первой Вашей вещью, которую я читал. Если только в «Если» не было более ранних публикаций. Но, если это так, то автор запомнился сразу же с первого прочтения! «Посадку», «Лемминга», «Наработку» - все уже позже прочитал.

Олег Л: Вопрос автору: Александр, читаю «Ватерлинию», никак не могу вспомнить откуда мне известно словосочетание «мичман Харитонов». Проще говоря - кто это? Кто-то из фэндома? Или персонаж другого автора? Или где-то в публицистике он упоминался? Или мне вообще показалось?

А.Громов: Евгений Харитонов -- реальное лицо, критик и библиограф фантастики, член редакции «Если» и просто хороший человек. Почему я вывел его в качестве мичмана -- не скажу. Была одна история... Эстафету подхватил Дивов, показавший пьяного в дым мичмана Харитонова в «Выбраковке». Мичман мог бы стать хорошей альтернативой вечноубиенному Семецкому, если бы тот же Дивов в «Саботажнике» не закрыл тему мичмана Харитонова раз и навсегда. Безусловно, Дивову это с рук не сойдет...

Олег Л: А.Громов пишет: цитата Евгений Харитонов -- реальное лицо, критик и библиограф фантастики, член редакции «Если» Вот как! Ну кто ж из читателей «Если» не знает Евгения Харитонова! Получается а) Кто-то из фэндома (ну может не совсем точно, но рядом) б) персонаж другого автора (конечно у Дивова я про него в первый раз и прочитал) г) Возможно что-то упоминалось в инете или в предисловиях или еще где-то. То есть все пункты сразу, кроме последнего - нет не показалось. Но никак не мог подумать, что это тот самый Харитонов. Сегодня утром дочитал «Ватерлинию». Пока особо нет времени высказаться, да и подумать надо, но Александр, я понимаю, что человечество всё-таки есть за что любить, но в «Наработке...» и «Ватерлинии» так мало этого «за что» и так много другого «за что» - за что не любить. Может общая обстановка в нашей стране так сказалась (смутное время, хотя кто скажет, что наихудшее?) или что-то другое, но вообще-то очень мрачные миры получились. Просто «Город Зеро». Или «Замок». Нет выхода! Честно говоря, после первого прочтения (года два назад) ощущения не столь грустные были.

А.Громов: Что поделаешь, я действительно считаю, что любить надо не человечество, а людей. Некоторых. Правда, массовому читателю почему-то хочется совсем другого. Может, и правильно я не написал третий роман, который был бы горчайшим из всех?

Олег Л: А.Громов пишет: цитатаМожет, и правильно я не написал третий роман, который был бы горчайшим из всех? Может и правильно, кто знает. Сейчас-то уж точно поздно. Но вот «Ватерлиния», на мой взгляд, не просто сиквел, а необходимое дополнение. Хотя по сюжету она во многом повторяет первую книгу (в другом антураже), но в первой Ореол был скорее продекларирован, нежели объяснен, а вот во второй многое стало понятнее. К тому же то, что «ватерлиния - внутри каждого человека, а не между человечеством и Ореолом» (прощу прощения за совсем неточную цитату - книжки нет под рукой) - вполне применимо и к «Наработке». И вообще, по части образности и «картинок» мне «Ватерлиния» весьма понравилась (чего и добивался, как я понимаю, автор). «Наработка», пожалуй более социальна, что-ли. Общества (и его пороков) там больше. И «эффект узнавания» работает.



полная версия страницы